Архив текстов и фотографий

Саянский Фотодневник

Осадчий Николай
пеше-водный поход по Восточному Саяну (не отчет) 9-28 августа 2005 г

Нитка маршрута: ст.Крол - р.Крол - Манское белогорье - Канское белогорье - по хребту до р.Кальта - р.Поперечный Кан - по хребту до оз.Хребтовое - по хребту до верховьев Кинзелюка - по хребту до верховьев Орзагая - пер.Кусургашева - р.Б.Агул - р.Ванькина - по хребту до верховьев р.Гутара - р.М.Кишта - пер.Федосеева - р.Иден - осмотр Гутарского водопада - сплав по р.Гутара от устья Идена до дер.Талая. Около 330 км пешком и 300 км сплава

Карта 1:500 000
Карта 1:500 000 (586 Kb)

Поход оказался очень удачным и запомнится надолго. Во многом, благодаря тщательной подготовке и прекрасному ориентированию моих спутников - Славы Завьялова и Саши Тониса. Ориентирование происходило с использованием GPS, 1 и 2-х километровых карт и дополнительных карт рельефа, составленных Славой по данным американских спутников (SRTM). Кроме того, им помогал опыт прошлых лет, приобретенный в этом районе в других пеших походах. Мой же опыт был куда более скромен - По большому счету это мой второй пеший поход. До этого я в основном плавал или ходил в короткие (не более 4 дней) ПВД-шки.

Перед походом я ставил разные задачи. Хотелось познакомиться с Восточными Саянами, попробовать свои силы в длинной пешке, испытать снаряжение, да и просто хорошенько напрячься. Все это удалось. Длинная - 350-километровая пешка от нижних таежных районов Манского белогорья до крутых Агульских хребтов с последующим 300-километровым сплавом по Гутаре и Тагулу позволили увидеть все многообразие природы этой местности. На пути нам попадались и медведи, и олени, и зайцы, и прочая мелкая живность. Погода тоже не давала скучать: было и солнце, и дождь и снег. На три дня мощный циклон укрыл все вокруг белым снегом, так что летний поход внезапно превратился в зимний. Несколько ночей температура находилась около нуля и ниже. Но в целом, можно сказать, что с погодой нам повезло. Пешком замерзнуть нельзя было даже под дождем, а когда мерзли - отогревались у большого костра. А 3 с половиной дня сплава прошли под ясным небом и всего одной грозой.

Испытание снаряжения тоже можно считать успешным. Учитывая жесткое требование экономии веса, выбранный мной набор оказался весьма близок к оптимуму. Хуже обстояли дела с моей подготовкой к длительному хождению с мокрыми ногами. Натертые в первые дни мозоли здорово осложняли жизнь в течение оставшегося пути. Шансов зажить у них уже не было. Надевание ботинок превратилось в очень долгую и неприятную процедуру, да и скорость ходьбы из-за этого упала. Зато возросла осторожность. Перед походом и Слава, и Саша увещевали меня идти помедленнее - экономить калории и не делать резких движений. На практике вышло, что я шел медленнее них и при этом неизменно оказывался голоднее. А еще марафонец называется... И все-таки организм сумел приспособиться к нагрузке и рассчитал силы так, чтобы их хватило ровно до конца пешей части. Единственную голодную "стенку", да и то, в легкой форме, я словил на последних километрах радиалки без рюкзаков к Гутарскому водопаду. Спасла росшая по сторонам тропы голубика.

Фото. Те фотографии, которые вы увидите ниже, были сняты мною на аппарат Olympus Mju III 115 (куплен непосредственно перед походом в Красноярске) и цифровой Canon PowerShot A70. На него снимал Слава (снимки лежат здесь), поэтому эти фотографии помечены инициалами В. З. Славиных фотографий намного больше, чем у меня и качество у них тоже как правило выше (все фотографии, снятые мной прошли процедуру сканирования). Я специально ограничил число Славиных фотографий в этом альбоме с тем, чтобы они меньше повторялись потом в отчете. Ждите отчета!

Еда. Сейчас мне, сытому, не описать всех замечательных мгновений общения с едой, которые имели место каждое утро, день и вечер. Сказать, что еды было мало, нельзя. Ее было ровно столько, чтобы не слишком давил на плечи рюкзак, и в то же время можно было поддерживать скорость движения. Да и голодные сны тоже, вроде не снились. Но все-таки к концу похода обходиться нашим "прожиточным минимумом" стало туго. Желудок ворчливым урчанием напоминал о пустоте внутри, а в ушах слегка звенело. В какой-то момент даже шум падающей воды стал ассоциироваться со звуками трубы и голосов.

Состояние желудка немного улучшилось после того, как в Верхней Гутаре его заправили яблоками и сгущенным молоком, но окончательно положение выправилось только когда в последние дни, ввиду ускоренного большой водой выплывания в населенку, норма потребления пищи была удвоена. А финальным аккордом выхода из длительной голодовки стала выброска из поселка Талая. Этот эпизод пищеварительная система запомнит надолго. В поисках пригодного для доставки нас в Тайшет транспорта, Саша набрел на хозяйство семьи охотника. Вид голодного московского туриста вызвал у таежников не просто желание довезти нас до города, но также накормить местными деликатесами. В мгновение ока стол был уставлен яствами, от которых отвыкший от гастрономического разнообразия глаз приходил в смятение. Тут были блинчики с творогом и горячие булочки с джемом, салат с перцем и простой белый хлеб, картофельное пюре и свиное сало, чай с молоком и, на сладкое, соты из пчелиного улья с медом. Последнее я пробовал вообще впервые.

После такого сибирского гостеприимства поездка до города на разваливающемся на ходу жигуленке показалась сказочным путешествием.

Начав с конца, вернусь и коротко расскажу о ярких моментах похода. Таких, впрочем, оказалось много, поэтому повествование слегка затянется. Подробное описание графика нашего движения с минутами и километрами можно найти в отчете, который пишет Слава Завьялов (пока что доступны только трек и статистика), а здесь - скорее личные впечатления.

Совместное ориентирование
Совместное ориентирование
Утро в тайге
Утро в тайге

Весь поход прошел под лозунгом "горы нужны не для того, чтобы на них смотреть, а чтобы по ним ходить". Начав движение от станции Крол (ж.д. Абакан-Тайшет), мы первые два дня двигались по тайге, поднимаясь до границы леса. Здесь чередовались участки со старой трпопой, буреломом и заросшими "капустой" поймами ручьев.

Начались луга
Начались луга
Брод Тонойбы
Брод Тонойбы
Озерцо под склоном
Озерцо под склоном

Выше 1300 метров началось собственно белогорье - лес стал чередоваться с альпийскими лугами, а вскоре вовсе уступил место большому полю, по которому мы шли, стараясь держаться легко читаемой тропы. Иногда склоны холмов покрываются карликовой березкой и приходится продираться сквозь нее, с усилием переставляя ноги. В месте, где хребет пересекается руслом Тонойбы, приходится спускаться глубоко вниз, а потом снова подниматься. С белогорься открывается вид на красивейшие озера, расположенные парой сотен метров ниже, и описанные по контуру крутыми склонами холмов.

К вечеру третьего дня мозоли на моих ногах, которым я поначалу не придал большого значения, начинают зверски болеть, и, после подъема на крутой склон, ребята решают сжалиться надо мной и ставят лагерь на полчаса раньше. Однако, выбор красивого места для стоянки сыграл с нами злую шутку. Ночью испортилась погода и косой дождь легко заливал нашу маленькую, не предназначенную для открытой местности, палатку. Больше всех достается Саше, который с краю открыт всем ветрам. Промерзнув до мозга костей, следующую ночь он предпочел спать уже у костра. А впоследствии он изобрел весьма оригинальный способ утепления и спал, забравшись в рюкзак и надев спасжилет.

На Манском белогорье
На Манском белогорье
В маленьком лесу
В маленьком лесу
Справа - гора Сивуха
Справа - гора Сивуха
И на больших камнях
И на больших камнях
Долина
Долина
Ориентировщик
Ориентировщик

На пятый день пути мы добрались до верхнего Манского озера и встали на твердую тропу, поднимающуюся по долине Маны. При ближайшем рассмотрении тропа оказалась колеей, а на ней виднелись свежие следы туристских ботинок. А еще через полчаса показались и те, кто их оставил. Это оказалась группа Железногорцев (город под Красноярском), которые забросились сюда вертолетом и рассчитывали, порыбачив в Малом Пезинском озере, сплавиться вниз на катамаранах. Видимо, мы уже тогда производили "голодное" впечатление, поскольку сибиряки сразу решили напоить нас чаем (и не только) и накормить ухой со свежепойманным хариусом.

Горы уже близко
Горы уже близко
Медленно подкралось снежное облако
Медленно подкралось снежное облако
Обмен записками на перевале
Обмен записками на перевале
И повалило...
И повалило...

Сытые и довольные, пошли мы по дороге дальше. Дорога меж тем взбиралась по крутым косогорам, преодолевая немыслимые уклоны. Какая техника могла здесь проехать?! Именно проехать - на песке явственно читался свежий след протектора. Наше недоумение было разрешено на перевале. В туре обнаружилась записка, оставленная экспедицией, которая проехала здесь за месяц до нашего прихода на внедорожном ГАЗ 66. Оставленная ими колея помогала нам быстро идти почти до Большого Пезинского озера. А быстро идти хотелось, потому как, пока мы читали вышеупомянутую записку, сбоку подкралась большая черная туча, из которой повалил мокрый снег. Небольшие снежные заряды случались и раньше, но тут стихия приняла затяжной характер, и вскоре все вокруг было укутано ровным слоем белого снега. Вечером мы долго продолжали идти, стремясь отыскать хорошее местечко с кедром, где можно было бы отогреться. Но толком просохнуть так и не получилось, так как, едва мы кончили есть, очередное снежное облако загнало нас в палатку. Когда, как обычно, в 6 утра мы продрали глаза и уши, кругом все было бело, а по крыше палатки шуршал снегопад. По такому случаю было решено устроить халявный день. Кашу съели прямо в палатке, а выход затянули на два часа.

Здесь надо сделать небольшое отступление. Кто приготовил кашу, если ели ее потом в палатке? На это у нас был способен только один человек - Саша Тонис. Каждое утро он поднимался раньше всех, разводил костер и делал завтрак. Впрочем, обед и ужин тоже делал он. Остальным же в этом процессе отводилась только одна роль - съесть приготовленное.

Там, за туманами...
Там, за туманами...
Большое Пезо
Большое Пезо

Когда снежное облако сменилось просто облаком, мы снова тронулись в путь. Обогнув с юга Большое Пезо и пройдя половину пути до горы Зарод, неожиданно вновь наталкиваемся на людей. Это рыбаки из Красноярска. Здесь они, на небольшом пятачке ровной земли, ожидают прилета самолета, который заберет их домой. Видимо, погода вносила коррективы и в их планы (только на следующий день мы увидели маленький аэроплан, летящий на небольшой высоте в их направлении). И снова вышло так, что, не доставая удочку, мы жарили хариуса на ужин.

Когда небо от раза к разу плюет в тебя "снежками", каждый уютный кедр на счету. За три часа до окончания рабочего дня становимся под самой горой Зарод. Перекусив и переждав очередной заряд снега, Саша и Слава отправляются на вершину - обозревать окрестности, а я остаюсь ставить лагерь и сушить мозоли. На этот раз окрестности скрывались в сложных метеорологических условиях; ребята вернулись продрогшие и долго подставляли огню отдельные части тела

Озеро под Зародом
Озеро под Зародом
Для лыж еще рано, пешком - уже странно
Для лыж еще рано, пешком - уже странно
Кедры
Кедры
Чем выше, тем больше снега
Чем выше, тем больше снега
Занесенные снегом
Занесенные снегом
Сверху кажется, что кругом один снег
Сверху кажется, что кругом один снег
А внизу еще пока лето
А внизу еще пока лето
Временами сквозь туман становится виден наш путь
Временами сквозь туман становится виден наш путь

Утро опять не сулило ничего теплого. Кругом все было укутано двойным слоем снега и тумана. От лежащей рядом горы не осталось и следа. Быстро завтракаем и идем по снежному болоту в обход горы. Облако немного приподнимается, открывая узкий горизонт. Кажется: спустишься ниже и видимость улучшится. Но мы наоборот начинаем подниматься. Нам надо перевалить через несколько хребтов и попасть в долину Кальты. Чем выше лезем, тем больше снега вокруг. Камни и растения предстают причудливо облепленными снежными наростами. В какой-то момент мы залезаем на вершину горы, но об этом говорит лишь заваленный снегом тур и скальная стенка, падающая в серый туман. Создается полное впечатление, что наступила зима, хотя сейчас только 15 августа. Иногда обрывки облака срываются с хребта, и взору предстает лежащая внизу зеленая долина. После обеда на перевале карабкаемся на вершину 1954. С нее открывается вид на острые пики, сторожащие верховья Кальты и Кана.

Вершина 1954, с которой мы спустились (В.З.)
Вершина 1954, с которой мы спустились (В.З.)
Долину большой Березовой обходим по верхам
Долину большой Березовой обходим по верхам
Канское белогорье
Канское белогорье

Крутой спуск на перевал между Большой Березовой и Малой Янготой проходит не совсем удачно. Саша пытается спрямить путь, срывается на скользкой траве и кубарем пролетает несколько метров, пытаясь зацепиться за камни. Когда мы со Славой подбегаем к месту падения, Саша уже на ногах. Шагает, немного пошатываясь, на пальцах - кровь, но кости целы и даже нет сотрясения. (Нетрудно себе представить, что все могло кончиться менее благополучно. Именно в такой ситуации проявился бы главный риск малочисленной группы. Пока все, что в наших силах - удвоить осторожность)

Медведи
Медведи

Итак, можно идти дальше. Впрочем, лучше не торопиться. Аккурат на перевале, куда только что мы так стремились, прогулочным шагом движется в нашу сторону семейка из четырех медведей. Думаем, что делать. Нас еще не заметили, и мне кажется, что лучше побыстрее спуститься в долину и выйти на перевал с другой стороны. Но Слава находит другое решение. Он берет камень и начинает долбить по скале, чтобы нас скорее заметили. Это срабатывает, и четверка топтыгиных быстро сматывается за седловину.

Оказавшись на перевале, снова начинаем подъем. И Слава, и даже Саша, несмотря на полученные ушибы, легко обгоняют меня. Тяжело за ними гнаться. Сверху оглядываемся на место, где спускались. Круто. Теперь остается по хребту залезть на следующую макушку и Свалить в Кальту. Внизу у первых кедров с радостью сбрасываем рюкзаки и слушаем показания Сашиного GPS-а.

Долина 1-й Белой
Долина 1-й Белой
Дикий Кан и г. Пирамида
Дикий Кан и г. Пирамида
Пик Эдельштейна
Пик Эдельштейна
Крутой гребень
Крутой гребень
Перевал из Дикого Кана в приток 2-й Белой
Перевал из Дикого Кана в приток 2-й Белой
Сливной бачок
Сливной бачок
Перевал Малый Агульский и озеро Хребтовое (В.З.)
Перевал Малый Агульский и озеро Хребтовое (В.З.)
Хребтовое - место стоянки (В.З.)
Хребтовое - место стоянки (В.З.)

Следующий, 8-й день проходит куда спокойнее. Мы только переваливаем в Поперечный Кан и по тропе добираемся до верховий Тихого Кана. Рано встаем и расслабляемся. А с утра круто поднимаемся на хребет, по которому переваливаем к озеру, из которого течет другой Кан - Дикий. Здесь приходится отказаться от плана забраться в этот же день на Пирамиду и остаток дня мы траверсируем к Хребтовому озеру. Погода продолжает баловать - проходит еще одна теплая ночь.

Малый Агул
Малый Агул
Кинзелюкский массив
Кинзелюкский массив
Аз есмь
Аз есмь
Снежник
Снежник
Озеро и Айсберг
Озеро и Айсберг
Айсберг и Слава
Айсберг и Слава
Пирамида и я :)  (В.З.)
Пирамида и я :) (В.З.)
Саша
Саша
Слава и Пирамида
Слава и Пирамида
Озеро Медвежье
Озеро Медвежье
Кинзелюкский водопад
Кинзелюкский водопад
Верной дорогой идете, товарищи!
Верной дорогой идете, товарищи!

Новый, 10-й день начинаем с крутого подъема на Малый Агульский перевал, откуда сам Агул кажется гигантской белой рекой, - его долина плотно укутана слоем утреннего тумана. С перевала лезем еще выше и полдня гуляем по хребту, наблюдая озеро Медвежье и Кинзелюкский водопад. Водопад, хоть и считается самым высоким в Саянах, издали, сквозь дымку впечатления не производит. Ребята два года назад видели его вблизи, но там, они говорят, видно еще меньше. После обеда спускаемся к самому Кинзелюку и по тропе идем до его верховий, где становимся лагерем у последних кедров. По соседней полянке бродит мишка.

Здесь лежит граница Красноярского края и Иркутской области
Здесь лежит граница Красноярского края и Иркутской области
Лезть по курумнику - странное удовольствие
Лезть по курумнику - странное удовольствие
Туда лезут, когда совсем плохо  (В.З.)
Туда лезут, когда совсем плохо (В.З.)
Агульские белки (В.З.)
Агульские белки (В.З.)
Перевал и ледник Кусургашева
Перевал и ледник Кусургашева
Водопад под ледником Кусургашева - с места стоянки (В.З.)
Водопад под ледником Кусургашева - с места стоянки (В.З.)

И снова с утра подъем, но не с кровати, а на очередную "телебашню". На этот раз нам надо попасть в соседнюю долину Орзагая. Но погода слишком хороша, чтобы просто так свалить вниз "в кусты" и идти вдоль русла. Куда интереснее полазить по Агульским белкам - четыре раза вверх и четыре вниз, и каждый раз - все выше и круче. Последняя горка - сплошная безжизненная осыпь из курумника с одной стороны, и отвесный сброс с другой. Но и вид с нее тоже самый красивый. Можно бы и обойти, но красота требует... Спуск в долину сыплется прямо под ногами. С величайшей осторожностью, держась за скалы, преодолеваем "живую" сыпуху. А внизу нас ждут бурелом и болото, но до истока остается всего ничего - 3 км. А там, под замечательными кедрами с видом на водопад, извергаемый ледником Кусургашева, становимся на стоянку.

Тень
Тень
Бродим Большой Агул
Бродим Большой Агул
Лес в долине Б Агула (В.З.)
Лес в долине Б Агула (В.З.)

12-е утро пасмурное, накрапывает дождик, туман. Быстро взбираемся на перевал Кусургашева и делимся. Слава с Сашей "гуляют" в тумане к леднику, а я караулю рюкзаки. Я бы рад залезть куда-нибудь, да силы уже не те. Еще вчера меня разгрузили на 3 кг. продуктов в расчете, что я пойду быстрее. Не пошел. Что ж теперь за чужой счет (калорий) бегать? Да и недалекая видимость не располагает к лазанию по верхам. Поэтому мы валим в Агул (Большой) и больше в этот день никуда не поднимаемся, двигаясь по мокрой долине речки до ее правого притока, соединяющегося через перевал с Ванькиной речкой.

Следы селя - по ним проще идти
Следы селя - по ним проще идти
Долина Ванькиной
Долина Ванькиной
Искривление пространства  (В.З.)
Искривление пространства (В.З.)

Утро, туман, "подъем" - мы уже привыкли, что умывание происходит на первых километрах пути по росе. Еще одна старая находка: если начать утро с погружения ног в ручей, то дальше мозоли будут доставать меньше.

Слегка плутаем в облаках - километровой карты на этот район у нас уже нет, но вскоре находим русло главного стока и переваливаем. А за перевалом другая речка - Ванькина. И облака другие - высокие горы не дают им пробраться в долину, поэтому здесь светлее, нет тумана. Легко спускаемся, обедаем, а затем, немного поднявшись, устраиваем ранний ужин. Надо отдохнуть перед следующим сложным переходом.

г. Ледниковая
г. Ледниковая
Ледник под Уфимским перевалом
Ледник под Уфимским перевалом
С периодичностью раз в 3-5 минут здесь пролетает камень.
С периодичностью раз в 3-5 минут здесь пролетает камень.
Макушка
Макушка
Два перевала: снизу - Монгольский, сверху - Уфимский
Два перевала: снизу - Монгольский, сверху - Уфимский
Долина Большой Кишты
Долина Большой Кишты
Хотели на перевал, а получилось, как всегда, на вершину
Хотели на перевал, а получилось, как всегда, на вершину
Позвоночник
Позвоночник
Верховья М. Сигача
Верховья М. Сигача
Гутара встречает нас радугой
Гутара встречает нас радугой

Утром 14-го дня, набрав побольше воздуху в легкие, начинаем подъем на перевал под Ледниковой горой. На самом перевале обнаруживается записка, из которой следует, что перевал носит название "Уфимский". Ребята бодро совершают радиалку на саму гору, но, в который раз, вместе с ними на гору радиалит облако. С одного перевала, аккуратно огибая грохочущий камнями ледник, спускаемся к другому перевалу - Монгольскому. Там включаем пониженную передачу и через хребет переваливаем в долину Малого Сигача. И еще раз, глотая воздух, засовывая в рот побольше дикого луку и остатков шоколада, делаем рывок и попадаем в заветную долину Гутары. Пробираемся сквозь мокрую озверевшую 2-х метровую растительность, и встаем в кедрах.

Вершина 2627. Спускаться лучше с другой стороны
Вершина 2627. Спускаться лучше с другой стороны
Скалы
Скалы
Дворцы
Дворцы
Озерцо в верховьях Малой Кишты
Озерцо в верховьях Малой Кишты
Перевал Федосеева
Перевал Федосеева
У могилы Г. А. Федосеева
У могилы Г. А. Федосеева

Но начинать сплав до водопада нелогично, а идти вдоль реки кажется неинтересным, и 15-й день мы снова лезем на хребет. Мои попутчики, почуяв близость цивилизации (всего-то 50 км) устраивают буйню и лезут на гору, с которой не могут потом спуститься. Проходит больше двух часов, прежде чем мы можем продолжить путь. Через Малую Кишту пробиваемся к перевалу Федосеева. Ломежка по заросшей кустарником осыпи сменяется набитой лошадьми тропой. Цивилизация!

Тропа вдоль Идена
Тропа вдоль Идена
Гутарский водопад
Гутарский водопад

Ночью бушует гроза, а днем опять все спокойно. По хорошей тропе вдоль Идена мы доходим до Гутары и смотрим водопад. У Славы хватает энергии спуститься к подножию водопада и заснять его оттуда. Но на фотографиях трудно передать масштаб этого зрелища. Гутарский водопад отличается от прочих виденных нами Саянских водопадов тем, что он находится в узком каньоне. Вся речка сужается до одной струи и в два приема обрушивается на скалы, распыляя белые облака влаги кругом. Красиво. Но для полноценного восприятия этой красоты неплохо бы, чтобы в желудке что-нибудь булькало. К этому моменту я окончательно "дохожу до кондиции" и к месту стоянки возвращаюсь на автопилоте. Кончился мой энерджайзер.

Сборка весла из пихты и лопасти
Сборка весла из пихты и лопасти
Слава колдует над рамой
Слава колдует над рамой
Верхняя Гутара
Верхняя Гутара

Неспешно отстапелившись, отплыли мы только на следующий день после обеда. Саша и Слава - на веслах, я - за кормчего. Потом меняемся. Несмотря на ночной заморозок, воздух прогрелся. Река шустро петляет в широкой пойме, а кругом - лысые скалистые двухтысячники. По берегам все чаще попадаются домики, загоны для лошадей, вьется тропа. А вот и сами лошади, удивленно взирают на странное судно. Чем ближе к Верхней Гутаре, тем больше людей попадается на берегу. А вот и сам поселок, уютно расположился на широком изгибе реки под горой. Отсюда я обещал дать домой телеграмму. Связь с внешним миром здесь только через аэродром, расположенный чуть выше по течению на левом берегу. Здесь у двух молодых пареньков, на лошадях и с карабином - Коли и Леши, выведываю, когда работает связь, можно ли разжиться едой. Мне отвечают, что электричество включают только после 19-00, и тогда можно позвонить через спутник, но можно поговорить по рации (связь плохая) или послать телеграмму - в 15-00, 17-00 и 19-00. А продукты можно достать в двух магазинах. Ребята любопытствуют, откуда мы и, доверчиво глядя в глаза, осведомляются, нет ли у нас сигарет или спирта. Приходится их разочаровать - мол, если б и были, нам бы сюда не дойти. Это их убеждает. Отправив в пять телеграмму, и пополнив наш скудный паек яблоками и карамелью, возвращаюсь к своим. До вечера в этот день мы успеваем просвистеть все оставшиеся пороги на реке, а на ужин разъедаем банку сгущенки.

По утрам плыть холодно
По утрам плыть холодно
Гутара
Гутара
Слава
Слава
Низовья Тагула
Низовья Тагула

Воды в реке много и мы свистим, делая по 80, а то и по 100 км в сутки. На всю реку до населенки уходит ровно 3 суток. Река, конечно, красива, но скорость, с которой мы двигались, приводила к перенасыщению. Толком оценить все прелести сплава по сибирской реке так и не удалось. Сказалось и то, что мы относились к сплаву как к выбросе с пешего маршрута. К тому же организм медленно отходил от напряженной пешки. Каждый раз при выходе на берег слегка колбасило.

В какой-то мере упрек в излишней спешке справедлив и в отношении пешей части. Действительно, чтобы полноценно почувствовать Саянские горы, надо меньше бежать и больше смотреть. Идеальный вариант - поступить так, как это сделал упоминавшийся мной здесь Леша. Он приехал в Верхнюю Гутару два года назад из Нижнего Новгорода, да так и остался жить, устроившись местным фельдшером. За это время успел освоить многие навыки местных Тафаларов, свыкся с их жизнью, объездил окрестные горы и реки.

Мы же - залетные птицы, имели иные цели, а наш поход носил скорее спортивный характер. Что ж, мы получили то, к чему стремились. По крайней мере, мне так кажется. :)

07.09.2005

niosa at mail.ru

 

Дополнительная информация:

Фотографии Славы Завьялова

Статистика по пешей части

Геоданные пешей части

Отчет Славы Завьялова о похожем походе в Саяны 2003 г

 

Личное снаряжение:
Вещь Вес Комментарий
Рюкзак Sinto S100 1,4 Рюкзак скорее <для сплава>. Слабый пояс не дает правильно распределить нагрузку, устает спина. Впрочем, спина в этом тоже виновата.
Коврик (2 пластины 60х42х0,8) 0,3 В рюкзаке служил плоским <каркасом>; В палатке с мокрым дном хотелось бы иметь площадь побольше
Пленка п/э (2х1,5) 0,25 На пешке - отличная накидка от дождя (если нет сильного встречного ветра), хотя дерется на кустарнике. Закрывает куртку и рюкзак. Когда пошел снег - вдобавок грела. Ночью использовалась как дно и стенка в палатке.
Спальник Salewa Ladakh Light Comfort (t extreme = 0) 1 Спальник успешно служит второй сезон в летних и осенних походах. В сочетании с флисовым вкладышем отлично греет и в мокром виде и даже в минус
Флисовое полотно (1,5х0,6) 0,3 Вкладыш в спальник + ткань на заплатки (на сплаве планировал утеплять им штаны, но не пришлось)
Куртка-штормовка (летняя форма шведской пехоты :) 0,7 Отметила в походе свое 10-летие. Недостаток - долго сохнет, хотя на ходу этот процесс ускоряется
Флиска 0,2  
Майка х/б 0,3  
Штаны (плащевка) 0,4 Неудачная вещь: лишние карманы долго сохнут, а мокрый материал сильно натирает колени. Пришлось одолжить у Славы легкие штаны из парашютного капрона. Их сочетание оказалось очень удобно: в след. раз надо иметь штаны с подкладкой.
Носки (2 пары обычных + 1 трекинговые) 0,2 Очень нужны были флисовые носки
Лыжные <фонарики> 0,1 Использовались только раз, когда шли по снегу, но именно в этот день они отлично послужили. Снег не попадал в ботинки и было теплее. Изначально предполагалось, что буду носить их все время - чтобы защитить верх ботинок от попадания мусора, но длинные штаны решают эту проблему
Тур. Ботинки Asolo, высокие 1,7 Служат 2-й сезон, но именно в этом походе оказали мне медвежью услугу: жесткий мокрый верх сильно стер мне ноги. Уже на 3-й день появились глубокие мозоли, которые не заживали до конца пути. Пришлось делать дополнительные прокладки из флиса. В целом ботинки удачные - хорошо держат ногу и не скользят на мокрой траве и камнях. Думаю, их надо носить в сочетании с флисовыми носками.
Легкие кроссовки Adidas 0,6 Использовались на привалах и на сплаве; давали ногам отдохнуть.
Термомайка Odlo (с рукавами) 0,2 Запасная теплая одежда; греет в мокром состоянии. Надевалась только в холодную погоду.
Запасная рубашка (х/б) 0,3 Так и не пригодилась. Планировалось, что будет использоваться в жаркую и солнечную погоду (чтобы не обгорать).
Посуда, нож, компас, фонарь 0,4 Фонарь не пригодился
Легкий накомарник   Использовался первые два дня. Потом всю мошку сдуло.
Фото 0,4 Olympus Mju III - куплен в Красноярске за 3800 р.
Бутылка 2 л. 0,1 Для готовки в безводных местах - использовалась 3-4 раза
Герма внутри рюкзака (серебрянка) 0,4 Надо заменить на чернуху
Спас-жилет 0,4  
Паспорт, деньги, ключи 0,2 На кошельке и ключах можно было бы и сэкономить
Зубная паста, щетка, мыло, лупа 0,1 Эстетский набор
Итого: 9,95, из них в рюкзаке: 5,85

Общественное снаряжение:
Вещь Вес
Удочка, катушка 0,5
Описания 0,4
ХВШ 1,8
Ritter Sport 3,3
Масло подсолнечное 2,1
Колбаса 1,3
Чай 1
Соль 0,4
Перец 0,2
Баллоны 4,1
Итого: 14,6
Вес рюкзака на старте: 20,75

8.09.2005
Архив текстов и фотографий